ASG
Деловой онлайн портал
Русский
  • English
  • Русский
  • Deutsch

Бизнес плюс искусство равно искусству бизнеса

ASG-invest 30 лет – возраст, при котором достигается некий баланс результатов и проектов, итогов и перспектив. О том, как удается сочетать бизнес-интерес с социальной ответственностью, прагматические цели с заботой о духовности, а развитие территорий с искусством, редакция «Мира искусств» беседовала с генеральным директором группы компаний Робертом Хайруллиным.


Светлана Бородина: Уважаемый Роберт Ирикович, до недавнего времени искусство и бизнес рассматривались как антитеза, что неудивительно, ведь искусство - объект художественной эстетически совершенной природы, а бизнес не всегда имеет дело с прекрасной стороной действительности. Однако мы наблюдаем, как в условиях глобализации, цифровизации и т.д. бизнес стремительно меняется. Современный бизнес – это не только борьба, соперничество, конкуренция, но и социальная ответственность, инновационность, обязательность креативности.

Пока общество с трудом привыкает к тому, что перспективным является не столько производство материальных продуктов, сколько производство стоимостей (что такое клининг? что он производит? а между тем это многомиллиардный бизнес), все активнее обсуждается уже проблема перехода от экономики потребления к экономике впечатлений, набирают популярность виртуальный туризм, появляются, к примеру, виртуальный музей, музей исчезнувшего вкуса и т.д. В связи с этим начинает осмысливаться эстетический аспект деятельности компаний: становится важным не то, какие продукты и услуги она производит, а то, как она это делает. Если ранее в поле внимания исследователей находились в первую очередь вопросы трудовой и производственной эффективности организации, то позднее фокус сместился на тему этики, а в последние десятилетия активно разрабатывается вопрос об эстетическом аспекте профессиональной сферы.

Собственник и все руководство компании неизменно подчеркивают, что инвестиции в сохранение культурного наследия – одно из основных направлений ее деятельности. И все-таки, что для Вас искусство – дополнительная нагрузка, средство поддержания имиджа компании или проявление альтруизма?


Роберт Хайруллин: Если говорить о моем отношении к бизнесу и искусству в эволюционном контексте, то, наверное, да, сначала как нагрузка, потом как способ подчеркивания уникальности компании и ее социальной ответственности. А теперь я уверен, что искусство обладает мощным потенциалом и как экономический ресурс. И дело не только в том, что произведения искусства со временем растут в цене, они конвертируются в капитал уже в настоящем моменте. Убедился в этом в ходе реализации концепции Дома приемов компании. По завершении первого этапа Президентской программы восстановления исторического центра Казани мы планировали сделать Дом приемов объектом аренды, восстановили в нем исторический интерьер на основе коллекций Большого собрания изящных искусств ASG, провели торжественное открытие встречей двух мэров – Казани Ильсура Метшина и Парижа – Анн Идальго. Восторг французской стороны, то, с каким интересом они рассматривали убранство дома, отзыв госпожи Идальго «Спасибо за ваше бескорыстие!» уже показали, что это важнейший актив компании, который не следует передавать третьим лицам. Когда в феврале этого года мы провели в Доме приемов воркшоп с агентством «Манн, Черемных и Партнеры», услышали их отзывы и о самой концепции, и о ее реализации (а ведь это агентство работает по всей стране и за рубежом), о том, что эта картинка останется в памяти на всю жизнь, сомнений уже не оставалось.

Этот опыт вызвал интерес наших партнеров – Инновационного центра «Сколково», после посещения ими Дома приемов начался диалог о формате использования еще одного исторического объекта, находящегося в управлении компании, - усадьбы Гусева Полоса. Если первоначально предполагалось, что объект будет передаваться в аренду под различные мероприятия, то теперь они разделяют нашу концепцию, состоящую в том, что этот усадебный дом - «Архангельское в миниатюре» - и парк способны стать доминантой территории, средством притяжения интереса к ней, подтверждения эксклюзивности Сколкова, и единственным арендатором объекта должен стать сам центр.

В самом скором времени культура неизбежно будет интегрирована во все сферы жизни человека, и её тесное взаимодействие с миром бизнеса является одной из ближайших перспектив. Пока же в российском экономическом пространстве культура является продуктом, который необходимо продвигать, и те, кто поймут объективность этого тренда первыми и овладеют технологиями инкорпорирования культуры в бизнес-процессы, окажутся в выигрыше.


Светлана Бородина: Показательно, что в России в течение последних 20-30 лет многие банки и другие крупные коммерческие структуры, особенно реализующие программы с международным участием, выступают спонсорами каких-либо культурных проектов, например, фестивалей. Осуществляя выбор подобных проектов, собственники и руководители бизнеса ориентируются на то, как могут повлиять поддерживаемые мероприятия на внутреннюю культуру компании, какие ценности они утвердят в её сотрудниках и насколько точно эти проекты манифестируют ценности компании в глазах общества.

Однако, очевидно, что основным побудительным мотивом участия бизнеса в финансировании арт-проектов различного рода выступает привлечение внимания к компании, улучшение её имиджа, продвижение своего бренда. В данном случае культурные идеи выступают своеобразным рекламным поводом, осуществляя функцию пиара.

Постепенно в бизнес-среде стали создаваться коллекции предметов искусства, и эта сфера стала рассматриваться как возможность для серьезных инвестиций. Формировалось представление, что на искусстве можно зарабатывать деньги, что искусство – альтернативный инвестиционный вариант. Так что же искусство – инвестиция в будущее или настоящее?


Роберт Хайруллин: Большое собрание изящных искусств ASG, Выставочный центр, где можно познакомиться с шедеврами коллекций живописи старых мастеров, мебели, серебра, шпалер, часов, фарфора, серебра и т.д., - это не отложенный результат, а самый настоящий экономический актив. Публичный музей такого уровня, известность которого благодаря активной научной деятельности растет, лучше всяких «верительных грамот» убеждает потенциальных партнеров в нашей надежности, платежеспособности, длительности перспектив сотрудничества и т.д. Неслучайно нами принято решение о создании объединенной локации, какой в Казани, а может, и не только в Казани, нет – Дома приемов и Международного института культурного наследия в «жемчужине» города, охранной зоне Казанского кремля на улице Карла Маркса. Сочетание исторических интерьеров с шедеврами прикладного и изобразительного искусства в музейно-представительской зоне и современной технологической составляющей деловых и служебных зон – конференц-зала, пресс-центра – подтверждение возможности гармонии между традициями и новациями, бизнесом и искусством. Однако современную технологизированную среду может позволить себе каждый крупный бизнес, эксклюзивную историческую – более редкий случай, а уж собрание изящных искусств, где только подписных французских предметов мебели XVIII века 35, значительно больше, согласно утверждению московских искусствоведов, чем в собрании Государственного Эрмитажа, не сформируешь ни за пять, ни за десять лет. Как утверждает китайская пословица, лучшее время, чтобы посадить дерево, было 20 лет назад, а нашему собранию уже 30.


Светлана Бородина: Коллекционирование представляет собой достаточно распространённую форму взаимодействия бизнеса и культуры, в содержании которого можно выделить личностную, социальную и экономическую составляющие. Первая заключается в самореализации определённого эстетического чувства коллекционера и в удовлетворении так называемого «коллекционерского азарта». Алексей Сёмин любит цитировать Екатерину II, писавшую Вольтеру «Все думают, что я люблю искусство, что я получаю удовольствие от искусства. На самом деле я получаю удовольствие не от искусства, а от жажды обладания искусством. Мне очень стыдно, я говорю об этом только вам. Но в первую очередь мною движет жадность, а не любовь к искусству», хотя при этом он основал общедоступный музей, финансирует издание журнала, каталогов, реставрацию предметов, так что с социальной составляющей все понятно. А Ваши коллеги-бизнесмены понимают экономический эффект подобной деятельности?


Роберт Хайруллин: Безусловно, достаточно взглянуть на те записи, которые они оставляют в книге почетных гостей. «Поражен, впечатлен, восхищен» - вот самые типичные эмоции наших гостей - от Чрезвычайного и Полномочного посла Французской республики до учителя рисования обычной казанской школы.

Наши партнеры убеждаются, что культура и искусство могут порождать новые ценности, в том числе экономические, из которых получается уникальный «товар», у ASG это – исторические особняки и усадьбы с восстановленными экстерьером и интерьером. Более того, интерьер создан на основе лучших образцов прикладного искусства периода постройки дома из корпоративных коллекций, что уже вызывает большой интерес к данным объектам, который со временем будет только возрастать.

И, конечно, переговоры в такой эксклюзивной эстетизированной среде проходят на совершенно ином уровне, это сложно объяснить, мы не кичимся нашим собранием, не относимся свысока к партнерам, но в окружении творений, которым 300 и 400 лет, все наполняется немного иным, истинным, смыслом.


Светлана Бородина: Как говорил культуролог Даниил Дондурей, главное производство в стране – производство смысла… Носителями смысла могут быть только люди, произведения искусства лишь манифестируют его. В инновационных компаниях, к ASG это относится в полной мере, реализуется концепт «эстетического труда» — сотрудники должны быть не просто эффективными, но и соответствовать эстетическим требованиям корпорации. Категория эстетического при этом не сводится к визуальным впечатлениям, а понимается широко — как сенсорный слой реальности, сумма данных всех органов чувств — зрения, тактильного ощущения, обоняния, слуха, вкуса. Какой Вы видите кадровую политику компании – сегодня, завтра, через пять лет?


Роберт Хайруллин: Ответить на этот вопрос и легко, и трудно. Легко, потому что каждый работодатель скажет, что хочет видеть профессиональных креативных добросовестных сотрудников, постоянно совершенствующих свои умения. Трудно, потому что все понимают, найти таких сотрудников крайне сложно, их надо взращивать, а взрастив, суметь удержать.

Тенденции на рынке труда сегодня таковы, что миграционные настроения молодежи очень распространены, большинство из них, и экономически самостоятельные, и живущие на содержании родителей, очень требовательны не то, чтобы к условиям труда, но к тем дополнительным благам, которые может обеспечить работодатель: занятия спортом, языковые курсы, школа танцев и т.п., то есть некий бонус для души. И любой учебник по профессиональной психологии скажет нам, что достойная зарплата – хорошее средство для привлечения внимания потенциального работника, его адаптации, но совершенно не достаточное основание для его постоянного закрепления в компании. И мне хочется на практике найти некий способ включения искусства как сверхзадачи в содержание деятельности каждого работника компании. И арендный бизнес, и развитие территорий, по большому счету, это получение средств для сохранения культурного наследия. Это первое направление, значимое для кадровой политики компании.

Второй аспект выгоден и для компании, и для самого сотрудника. Как известно, классный специалист отличается высоким интеллектом, коммуникативной культурой и способностью реализовывать эти качества на практике, добиваться результатов. Искусство способно повлиять и на эти аспекты. Вспомним, что первое, начала ХХ века, поколение российских предпринимателей были не только инженерно образованными, но и эстетически грамотными, тонко чувствующими современные им тенденции искусства. Мои преподаватели в университете подчеркивали, если формула или решение задачи некрасивы, значит, они неверны. Бизнес – это, в первую очередь, коммуникация, а искусство – это и тема для беседы, и возможность понять другого человека.

Искусство – это такой же способ познания, как и наука, только последняя базируется на логике, а искусство на интуиции. Сегодня мир динамичен, поэтому интуиция является хорошим инструментом ведения бизнеса, ведь она улавливает минимальные изменения в макросреде, что открывает перед компанией возможность своевременной корректировки стратегии.

Благодаря искусству и культуре рождается взаимопонимание, общение, обмен мнениями и опытом, налаживаются связи, изучаются мотивации, наблюдается прогресс как для самого искусства, так и для экономики, общества и человечества в целом. В современном обществе искусство должно стать достоянием всех, а не отдельных привилегированных групп людей.

Резюмируя, хочу сказать, что если удастся трансформировать сохранение культурного наследия из сверхзадачи группы компаний в личную цель каждого сотрудника, тем самым мы значительно повысим креативность наших работников, а креативность сегодня - ключевая бизнес-компетенция.


Светлана Бородина: При этом для каждого человека источником креативности является что-то свое – для одного состояние гармонии, порядка, которое дает нам искусство, для другого – бегство от рутины, проблематизация действительности, драйв, и это тоже задача искусства. Универсальность нашего собрания – Большого собрания изящных искусств ASG – позволяет успешно решить обе задачи. Уважаемый Роберт Ирикович, большое спасибо за интересную беседу.

Источник: Бизнес плюс искусство равно искусству бизнеса

(0)

Комментарии

Ваш комментарий


Подписка на
новостную рассылку